«Турецкий поток»: время для компенсаций пришло (Укрiнформ)

«Турецкий поток»: время для компенсаций пришло (Укрiнформ)

По давней украинской привычке фантазии автора крутятся вокруг грошей за газ. А точнее, вокруг упущенных выгод, которые могла бы получить Украина, если бы не вела себя, как ненадежный партнер, заставляя Россию искать альтернативные пути поставок в Европу. Южный транзит для Украины уже потерян, и за это, по мнению «директора центра глобалистики», Киев должен получить звонкую монету от предателей-европейцев.

«Турецкий поток»: время для компенсаций пришло (Укрiнформ, Украина)

Оперируя фактом убытков в связи с «Турецким потоком», пора вести речь сначала о компенсации за потерю «южного» транзита…

…Попытки свести переговоры по «Северному потоку-2» к вопросу компенсаций — откровенные манипуляции.

 

В начале июля российские информационные агентства сообщили о завершении строительства сербской компанией «Srbijagas» и венгерской «FGSZ» линейной части газопровода-перемычки. Картинку про сварку символического «золотого стыка» продемонстрировало сербское телевидение. Благодаря новому интерконнектору Венгрия сможет получать российский газ через Сербию и Болгарию, то есть в обход Украины — через «Турецкий поток». Поставка по новому маршруту должны начаться уже с 1 октября.

Для нашей страны переориентация транзита топлива в направлении Центральной Европы на «Турецкий поток», согласно предварительно обнародованным оценкам Оператора украинской ГТС (ОГТСУ), означает потерю 10-12 миллиардов кубометров транзита газа в год. В деньгах это ориентировочно будет «стоить» Украине 450 миллионов долларов. Но и те страны Юго-Восточной Европы, которые считают, что якобы выигрывают от изменения маршрута поставки, на самом деле также теряют. Изменение маршрута без изменения поставщика означает усиление зависимости от российского газа.

Отказ от санкций против СП2 развязывает руки «Газпрому» и на юге Европы

В течение 2020 — начала 2021 года строительство интерконнекторов между Сербией и Венгрией тормозилось венгерской стороной из-за риска применения американских санкций. Теперь же, когда администрация Байдена сообщила о неприменении санкций к компании-оператору «Северного потока-2» «Nord Stream 2 AG» и ее директору Маттиасу Варнигу, венгры получили четкий сигнал, и не только ускоренными темпами взялись достраивать интерконнектор, но и подписали новый долгосрочный контракт на поставку газа из России, главным условием которого является замена украинского маршрута на «Турецкий поток».

 

3 июня министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто сообщил о подписании 15-летнего контракта на поставку природного газа с российским «Газпромом», который должен вступить в силу в сентябре этого года, по окончании действия текущего договора. «Panrusgaz», совместное предприятие «Газпромэкспорта» с венгерской электроэнергетической компанией «MVM» и аффилированной с «Газпромбанком» компанией «Centrex» — исторического импортера российского газа в Венгрию — сохранит объемы импорта на уровне 4-4,5 миллиардов «кубов». Однако маршрут транспортировки пройдет не через украинскую ГТС, а через «Балканский поток» (ответвление «Турецкого потока» — от северо-западного побережья Турции, через территорию Болгарии и Сербии). Для Украины это означает, что Венгрия начнет импортировать газ через «Турецкий поток» ориентировочно уже с октября.

Сейчас на южном направлении транзит газа через Украину осуществляется только в Молдову. Всего в 2020 году через «Турецкий поток» в Турцию и Европу, по данным «Газпрома», транспортировано 13,5 миллиардов кубометров газа; трубопровод был загружен примерно на 43% проектной мощности, а в первом и втором кварталах этого года средняя загрузка выросла до 73% — в связи с введением дополнительных сухопутных мощностей в Болгарии и Сербии. Динамика объемов транзита свидетельствует, что украинская ГТС при полной загрузке трубопроводов «Ямал — Европа», «Северный поток-1» и «Турецкий поток» будет выполнять лишь функцию балансирующей мощности в случае колебаний спроса на газ или технических ограничений других трубопроводов. Хотя, согласно действующим условиям контракта между НАК «Нафтогаз» и «Газпромом», до 2024 года Украина будет получать средства за весь объем заказанных мощностей, — а это 40 миллиардов кубометров в 2021-2024 годах, независимо от объемов транзита благодаря условии «транспортируй или плати», — встает вопрос о необходимости дальнейшей оптимизации отечественной ГТС в соответствии с реальным спросом после 2024 года. И если кому-то в ЕС, в частности представителям Германии, кажется, что достаточно выплатить Украине компенсации за ее отказ от блокирования «Северного потока-2», то оперируя свершившимся фактом уже причиненного ущерба транзита в связи с работой «Турецкого потока», пора вести речь сначала о компенсации за потери транзита по южному направлению. Ведь наносят Украине эти потери государства-члены ЕС Болгария и Венгрия, а также страна-кандидат — Сербия, членство которой в Евросоюзе поддерживает нынешний немецкое правительство.

 

Пока в ЕС верят в «экономическую сущность» кремлевских проектов, «Газпром» монополизирует рынок Балкан

 

«Газпром» зарезервировал для прокачки топлива по территории ЕС мощности Трансбалканского направления, которым ранее российский газ поставлялся через Украину в Молдову, Румынию, Турцию и на Балканы, до 2035 года, в том числе в реверсном режиме. Таким образом «Газпром» блокирует возможность Украины получать газ из альтернативных источников, скажем из Азербайджана, или СПГ-терминалов в Турции и Греции. Пока основная битва шла вокруг «Северного потока-2», «Газпром» тихой сапой продолжает монополизировать рынок Балкан, препятствуя реализации проекта «Южного энергетического коридора».

1 апреля Федерация Босния и Герцеговина начала получать российский газ из «Турецкого потока». Согласно приложению к действующему соглашению о поставках газа между боснийской федеральной компанией «Энергоинвест АО Сараево» и ОАО «Газпром экспорт», подписанного в начале января этого года, маршрутом доставки определяется «Турецкий поток», а пункт приема передачи газа переносится из города Берегово на границе Украины с Венгрией в Зворник на сербско-боснийском границе. Традиционный маршрут через территорию Украины, Венгрии и Сербии с 1 апреля перестали использовать для поставок газа в Боснию и Герцеговину. В приложении к соглашению он определяется только как «альтернативный».

В истории с изменением маршрута поставки, главная проблема для Боснии и Герцеговины теперь в том, что боснийские государственные институты не имеют контроля над сетью распределения газа, а также над единственным в стране пунктом приема-передачи топлива. Так, в 2015 году, после подписания «Газпромом» контракта на поставку газа с сербской «Газ-РЭС д.о.о.», боснийская компания «Gaspromet Pale», мажоритарным владельцем которой является сербская «SerbiaGas», получила полный контроль над единственным пунктом приема газа в Боснии и Герцеговине в Зворнике, а счетчики, до этого принадлежавшие национальной дистрибуционной компании BH Gas d.o.o., принудительно изъяли и заменили. То есть, BH Gas d.o.o. лишили всякого контроля за поступлением газа в страну. Кроме того, Россия через власти Республики Сербской блокирует строительство южных и северных сообщений, которые связали бы Боснию и Герцеговину с газопроводом через Хорватию, и таким образом препятствует диверсификации источников газа.

Конечно объемы, которые закупает Федерация Боснии и Герцеговины — не просто малы, а мизерны. По данным «Газпрома», суммарно по действующему контракту с «Энергоинвест АО Сараево» в период с 1997 по 2019 годы было поставлено около 5,33 миллиарда кубометров газа, в том числе в 2019 году — 178,3 млн кубометров. По контракту с «Газ-РЭС д.о.о.» в период с 2015 по 2019 годы поставлена 278,2 миллионов кубометров газа, в том числе в позапрошлом году — 57,2 миллионов кубометров. Но даже на этих мизерных объемах поставок четко прослеживаются геостратегические мотивы и действия России в отношении этой балканской страны: путем закрепления монополии российского газа на рынке БиГ и предотвращения получения им ресурса из других источников, в частности через хорватский СПГ-терминал на острове Крк, усиление позиций РФ в этой фрагментированной войной стране Балкан, которая является потенциальным источником дестабилизации всей Европы.

 

Ни для кого не секрет, что «Турецкий поток» — это, по факту, ребрендинг заблокированного ранее «Южного потока», который «Газпром» хитростью построил за деньги Еврокомиссии. «Балканский поток» — продолжение второй нитки «Турецкого потока», проходящего по территории Болгарии, был построен частично за счет средств европейских фондов. Государственный оператор болгарской ГТС, Bulgartransgaz EAD, планирует удвоить эксплуатационную мощность единого болгарского подземного хранилища «Чирен» с 550 миллионов до 1 миллиарда кубометров. Стоимость проекта — 308 миллионов евро. Она частично обеспечивается средствами ЕС по «Сonnecting Europe Facility». Система хранения газа в Болгарии негибка, и большая часть мощностей подземных газохранилищ работает на удовлетворение потребностей государственной газораспределительной компании «Булгаргаз», которая использует ПХГ для оптимизации долгосрочного контракта с «Газпромом». Доступ к хранилищам других участников рынка, которым нужно сбалансировать свои позиции, затруднен. То есть, на этой стадии речь не идет ни о какой ликвидности рынка природного газа в Болгарии.

В рамках проекта расширения ПХГ «Чирен» планируется его подключение к маршруту «Балканского потока» в направлении Сербии у города Бутан с помощью дополнительного 45-километрового интерконнектора, диаметром 700 миллиметров. «Булгартрансгаз» утверждает, что это часть его долгосрочной стратегии улучшения условий на рынке газа. В свою очередь, болгарские эксперты прогнозируют, что после физического соединения ПХГ «Чирен» с «Балканским потоком», «Газпром» может забронировать весь объем газохранилища, аргументируя это необходимостью обеспечить гибкость поставок ресурса европейским потребителям. В случае недопущения других игроков рынка к балансирующим мощностям ПХГ, у идеи Балканского газового хаба, о которой давно говорят в Болгарии, не будет возможности для практического воплощения, рынок не будет ликвидным.

Россияне делают все возможное для задержки реализации совместного болгарско-греческого проекта строительству интерконнектора IGB длиной 182 километров диаметром 800 мм между болгарским г. Старая Загора и греческим Комотини, который должен обеспечить транспортировку до 3 млрд кубометров газа в год с возможностью увеличения мощности до 5 миллиардов «кубов» (в случае строительства новой компрессорной станции). Задержка строительства интерконнекторов IGB не позволяет «Булгаргазу» получить в полном объеме в соответствии с 25-летним соглашением с азербайджанской стороной 1 млрд куб природного газа от объема поставок консорциума «Шах Дениз» на европейский рынок, которые начались 31 декабря прошлого года через газопроводы TANAP (Трансанатолийский трубопровод) и TAP (Трансадриатический трубопровод).

Сейчас болгарская сторона, используя схему виртуального обмена с греческими компаниями, хочет получить до 225 миллионов кубометров (вместо запланированного 1 миллиардов кубометров) азербайджанского газа до сентября. По договору об обмене, греческие фирмы получают азербайджанские поставки через TAP в греческий пункт соединения Неа Миссимврия, а «Булгаргаз» отбирает такое же количество российского газа, выделенного для Греции, поступившего в пункт межгосударственного соединения Strandzha 2 — Malkoclar на границе Болгарии и Турции. Реализация такой промежуточной сделки не облегчает доступ других трейдеров к поставкам через территорию Греции, не способствует развитию «Балканского газового хаба», и играет на руку россиянам. Получается, что в Болгарии много говорят о так называемом газовом хабе, а на самом деле — зависимость от РФ только усиливается.

Украина же оказывается в ситуации асимметричных обязательств, когда мы полностью выполнили все требования по реформированию рынка природного газа, а ЕС даже не считается со статьей 274 Соглашения об ассоциации, в которой четко указано: «…С целью дальнейшей интеграции рынков энергетических товаров каждая Сторона должна учитывать энергетические сети и возможности другой Стороны при разработке программных документов по спросу и плану поставок, взаимосвязи, энергетических стратегий и планов развития инфраструктуры».

Таким образом, «Турецкий поток» наносит вред не только Украине, но и странам Балкан. «Северный поток-2» должен быть остановлен. Все попытки Германии перевести фокус внимания с вопроса недопущения запуска трубопровода на проблематику компенсаций — это манипуляции. Роль транзитера газа через южное направление Украина уже потеряла. Трансбалканский трубопровод блокируется Россией — с молчаливого согласия наших европейских партнеров, а поэтому сейчас если и справедливо вести переговоры о компенсациях, то уже ввиду свершившегося факта потери транзита через южное направление. При этом украинская позиция по «Северному потоку-2» должна быть твердой: трубопровод должен быть заблокирован.

Вам также может понравиться