Политолог Воронов объяснил, зачем ЕС химоружие в вопросе санкций

Санкционная тема с ОЗХО усугубила отношения России и ЕС, считает заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Константин Воронов.

Запад продолжает химическую тему

Евросоюз продлил до 16 октября 2021 года антироссийские санкции, направленные «на борьбу с применением и распространением» химического оружия. Поводом для этого пакета послужила британская провокация со Скрипалями.

Перед нами второе продление этих санкций. Они были введены в октябре 2018 года и ни на что не повлияли. Однако эта история подтвердила следование Евросоюза общезападной линии по России и усугубилась в нынешнем году провокацией с Навальным.

Показателен объект санкций – девять российских граждан и организация в Сирии. До «отравления Скрипалей» на Западе активно лоббировали обвинения в адрес Сирии в использовании химического оружия, которые привели к двум «апрельским» ракетным ударам США. Только после этого давление было перенаправлено на Россию и произошла история с Сергеем Скрипалем и его дочерью.

Если в истории с Навальным с блогером действительно что-то случилось, то больного Скрипаля британцы публике не предъявляли – он возник через какое-то время на видео с довольным лицом, аналогичным образом в Лондоне презентовали и его дочь.

Все это происходит на фоне «реформирования» ОЗХО, благодаря которому Лондон и Вашингтон получили контроль над этой структурой и наделили ее правом напрямую обвинять суверенные государства – ранее этого нельзя было делать в обход Совбеза ООН.

Смысл политики англосаксов понятен: проведение провокаций. И как мы видим, они действительно проводятся.

Министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу считает, что США сорвали нормальную работу ОЗХО. В рамках Организации по запрещению химического оружия сегодня создаются специальные структуры для фальсификаций.

В будущем, как считает Сергей Кужугетович, они могут лечь в основу агрессивных внешнеполитических решений.

Данная оценка Шойгу полностью оправдалась развитием ситуаций с семьей Скрипалей и блогером Навальным.

Великобритании и США несложно совершить провокацию с применением химического оружия советской или любой другой модели. Для этого рядом с Солсбери работает научно-исследовательский центр, исследующий такие вещества, а поскольку есть ОЗХО и соглашение по запрещению химического оружия, то все это затем оценивается как международное преступление.

Именно на этом основаны провокации со Скрипалями и Навальным, которые стали поводом для европейских санкций.

ЕС проводит активную санкционную политику против России

«Пока Брюссель не принял решение по Навальному и пытается выступать в качестве контрагента-медиатора, т. е. собирает мнения и хочет создать равенство позиций внутри Евросоюза», – заключает Воронов.

ЕС сегодня принимает значимое участие в антироссийской санкционной политике. Санкций могло бы быть больше, если бы не действия Республики Кипр, которая заблокировала некоторые инициативы, поэтому Брюссель не является тут ведомым игроком.

«Такие коллективные решения Евросоюза можно пересчитать по пальцам. У Брюсселя на самом деле небольшая договороспособность как у коллективного органа, но решения против РФ там успешно проходят», – констатирует Воронов.

Больше всего европейский «коллективизм» проявляется в санкционной политике, где Брюсселю удается нащупать единое решение, которое учитывает мнение всех 27 государств-членов, поэтому данная история отравляет наши отношения.

Продолжение санкционной темы демонстрирует, что на старом континенте существует единая позиция по российскому направлению.

«Санкционные решения остаются одними из немногих, которые Евросоюз принимает коллективно. Пример истории с Навальным показывает, что Евросоюз медленно, но верно пробивает общий курс по значимым для себя вопросам. Для России это не очень хорошо, хотя, с другой стороны, отдельные страны могут так показать свою позицию», – резюмирует Воронов.

По России в Европе сформировался консенсус, а санкционная политика стала нормой наших отношений.

Этот консенсус не является монолитным – большинство государств ЕС и уж точно все их хозяйствующие субъекты готовы выстраивать отношения с нашей страной, но плохие политические отношения с Москвой превратились в норму в Европе.

Ведь что такое санкции по Скрипалям? Это не способ решения проблемы, а политическое действие против России, потому что всем ясно, что Москве не нужна эта история и вообще она не имеет смысла за пределами информационных кампаний.

Остается только один вопрос – станут ли эти провокации поводом для усиления торгово-экономических санкций в отношении РФ. Данная тема уже поднималась в Брюсселе вместе с призывами к ФРГ отказаться от «Северного потока – 2».

«Евросоюз достаточно аккуратен в этой сфере и опасается фактического ущерба для себя. Брюсселю не хотелось бы делать Европе хуже, поскольку бизнес-структуры уже приспособились к антироссийским санкциям», – заключает Воронов.

С 2014 года прошло немало времени, а в торгово-экономических отношениях России и ЕС сформировалась новая реальность. Объем тут даже вырос, если сравнивать показатели 2015-2016 годов с 2018-2019 годами, однако это ограниченный формат сотрудничества.

«Европейские бизнес-структуры нашли обходные пути в Россию, но бизнес-атмосфера в будущем может на это повлиять. Тем более сегодня кризис, который служит неблагоприятным экономическим фоном», – констатирует Воронов.

Вам также может понравиться