Намерение вытеснить российский газ из Турции подорвет позиции СПГ-индустрии США

Суммарная мощность российской газотранспортной инфраструктуры, проходящей через территорию и на территорию Турции, составляет сегодня около 50 млрд кубометров в год, рассказал ФБА “Экономика сегодня” замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Соединенные Штаты Америки намереваются предоставить Анкаре «конкурентоспособный по цене СПГ» для того, чтобы попытаться ослабить зависимость от российского газа. Такое заявление сделал бывший сенатор Дэвид Виттер в ходе семинара Делового совета Турция — США “Пора союзникам стать союзниками: турецко-американская цепочка поставок”. Вместе с Виттером американскую сторону на саммите, как известно, представлял сенатор Линдси Грэм, который является также автором нескольких антироссийских законопроектов, передает издание «РИА Новости».

«Турция очень специфическая страна с противоречивой концепцией развития своей газовой отрасли. Главные ее посылы подразумевают увеличение потребления газа и превращение Анкары в газовый распределительный узел евразийского значения, так как Турция подписывает соглашения с многими странами.

Противоречивость таких намерений заключается в том, что стратегия по увеличению объемов прокачки газа реализуется лишь отчасти. Для этого строится «Турецкий поток», который будет снабжать сырьем не только Турцию, но и страны Европейского союза через вторую нитку этого газопровода. Также на территории этой страны работает TANAP, являющийся частью южного газового коридора из Азербайджана. Через какое-то время должен заработать Трансадриатический газопровод (TAP), по которому энергоресурс пойдет на Балканы и в Италию. Однако существуют многочисленные оговорки», – комментирует эксперт.

Рассуждая о некоторых «но», которые не позволили бы Вашингтону и Анкаре реализовать свой план, Александр Фролов отметил, что турецкая экономика в последние два-три года находится в тяжелом положении, повлиявшим на заметное снижение потребления газа приблизительно на 8 млрд кубометров, то есть до 43 млрд кубометров в год по показателям за 2019 год.

«Турцию можно назвать тормозом проектов, связанных с освоением средиземноморских месторождений, предполагающих строительство газопроводов на территории Северного Кипра. Кроме того, большая часть проектов, которые планировались в течение последних двадцати лет, не реализовались или воплотились в газопроводы для пиара.

Также можно вспомнить события 2015 года, когда Анкара заявила о том, что не нуждается в российском сырье и намерена получить газ из других источников. Но сделать это Турция не смогла, так как крупнейшим поставщиком газа на территорию этой страны всегда была Российская Федерация, которая является единственной страной, способной обеспечить Турцию стабильными поставками в больших количествах. Поставка газа из других стран идет с перебоями или же по завышенной цене – особенно в реалиях сегодняшнего кризиса. У Турции большие амбиции, которые реализуются частично. И эта часть актуальна лишь за счет российских проектов – Москва строит уже второй газопровод. При этом суммарная мощность российской газотранспортной инфраструктуры, проходящей через территорию и на территорию Турции, составляет сегодня около 50 млрд кубометров в год – это больше всего потребления этой страны и того, что она может получать из других источников», – объясняет эксперт.

Турецкие планы на американский СПГ

Предполагается, что усилением отношений с США Турция намеревается занять место Китая, с которым Вашингтон ухудшил отношения на фоне распространения коронавирусной инфекции и тем самым поставил под угрозу торговую сделку. Напомним, что американский сенат продвигает законопроект «Акт об автономии Гонконга», предусматривающий санкции против китайских чиновников, причастных к принятию закона о национальной безопасности в Гонконге, а также компаний и банков, связанных с этими чиновниками. Кроме того, Пентагон обнародовал список из двадцати китайских фирм, которые якобы действуют в интересах Министерства обороны Китая.  

«Рассчитывать на турецкий рынок и говорить о том, что Турция может стать новым Китаем в отношениях с США, абсурдно, так как СПГ-терминалы ограничены в своих возможностях, а потребление газа Анкарой снижается из-за экономических проблем. В то время как в КНР потребление газа растет ежегодно. Поэтому Турция не может закупать больше СПГ, например, в 2019 году она приобрела 12 млрд кубометров, что меньше, чем объем прироста в Китае. Анкара покупает газ от всех поставщиков, но в число крупнейших США не входят – их доля достигает только 9%.

Иными словами, в Китае уместится около шести турецких объемов потребления, несмотря на то, что в текущем году рост объемов потребления в КНР будет ниже ранее ожидавшегося в связи с искусственно ограниченным потреблением в рамках борьбы с пандемией», – рассказывает эксперт.

Александр Фролов, оценивая перспективы такого сотрудничества и планы Турции заменить Китай, назвал верхом абсурда. КНР в начале текущего года снял ограничительные меры в виде 9% пошлины, введенные осенью 2017 года в отношении СПГ, который производится в США.

«Это привело к потере конкурентоспособности американского газа на китайском рынке, поэтому Вашингтон начал переориентироваться на рынок Европы и Латинской Америки. После снятия ограничений газовозы развернулись и пошли в КНР вместо европейской территории, так как у Пекин есть очень важное преимущество перед Турцией, Европейским союзом и многими другими потребителями – это цена, которая в среднегодовом выражении значительно выше стоимости в Европе. В связи с этим вряд ли США повезут газ в Турцию по конкурентоспособной цене. Вместо этого Вашингтон отправит ресурс туда, где, во-первых, его можно продать и, во-вторых, можно продать дороже. Турция этим двум категориям не соответствует», – уверен Фролов.

Пора союзникам стать союзниками: чего добиваются США

В экспертном сообществе предполагают, что Вашингтон прекрасно оценивает перспективы такой реализации СПГ и считают, что реальная цель США заключается в стремлении навязать Анкаре договор для открытия прохода танкеров через Босфор, так как движение газовозов по проливу запрещено. Это обстоятельство, уверены эксперты, не позволяет Киеву и Софии приобретать американский СПГ. А если Турция пойдет на уступки, то Америка запланирует постройку СПГ-терминалов для приема сжиженного газа на побережье всех своих сателлитов в регионе, в числе которых Украины, Болгарии, Румынии и Молдавии, а также рынок сбыта в Луизиане.

«СПГ нельзя просто привезти и выгрузить – нужно строить терминалы, которых нет на Украине. А идея его строительства вынашивается более десяти лет. Но предположим, что терминал построят, потратив миллиард долларов. Тогда американцам придется оставить своих польских союзников, несмотря на подписанные меморандумы о сотрудничестве между компаниями США, Польши и Украины о поставках американского СПГ через польский терминал. Однако полякам нужен дурак в этой невероятно выгодной торговой цепочке, под которой подписалась компания PGNiG для покупки у двух заводов суммарных 4,5 кубометра американского газа в год. Часть этого газа Варшава явно надеется перепродавать Киеву. Но если США повезут газ через предполагаемый украинский терминал, поляки окажутся у разбитого корыта.

Если говорить о Болгарии, то тут даже сложно представить потребность этой страны в СПГ-терминале, так как ее объемы потребления очень низкие.  К тому же реализуется строительство южного газотранспортного коридора, благодаря которому Турция будет получать какие-то деньги. А строительство терминала в Болгарии означает, что Анкара потеряет прибыль. И еще один момент – в Хорватии есть остров Крк, на территории которого уде двадцать лет собираются построить СПГ-терминал с возможностью реэкспорта полученного газа в соседние страны. То есть США планировали оказывать содействие Хорватии, как и Турции сейчас, но так ничего и не сделали», – говорит эксперт.

Александр Фролов отмечает, что сейчас существует множество проектов, вход в которые будет противоречить интересам той или иной стороны. Так интересам Турции, например, может противоречить СПГ-терминал в Болгарии.

«Но самое важное – в Соединенных Штатах Америки нет централизованной нефтегазовой компании, как в России. У них есть масса независимых производителей ресурса, которые не имеют никакого отношения к заводам, сжижающим газ. По факту – это разные юридические лица. Более того – все компании, покупающие СПГ у американских производителей, как правило, не имеют отношения к добывающим предприятием. То есть у Соединенных Штатов нет юридических оснований направлять куда-то потоки газа, произведенные на американской территории, а также нет прямых рычагов воздействия на компании, работающими с заводами по сжижению. Возникает вопрос: как США планируют надавить на независимые компании, чтобы они везли газ именно в Турцию, Болгарию или на Украину? Никак, так как нефтегазовая отрасль США в принципе не располагает к подобному.

В Евросоюзе общая мощность существующих СПГ-терминалов составляет примерно 220 млрд кубометров газа в год. В прошлом году, когда КНР перекрыл доступ на свой рынок, на европейский рынок от всех поставщиков, в том числе из России, около 105 кубометров СПГ, а более половины терминалов простаивали пустыми. И в этом ключе американской власти нужно будет заставить компании, сотрудничающие с заводами не просто вести на эти мелкие рынки, но еще и продать его там по низкой цене. Эти теоретические построения только подорвут позиции американской СПГ-индустрии», – констатировал эксперт.



Вам также может понравиться