Эксперты рассказали о роли TANAP в конфликте в Нагорном Карабахе

Главным интересом Турции в Азербайджане являются нефть и газ, для чего был реализован газопровод TANAP, считает ведущий научный сотрудник Центра азиатских исследований РАН Алексей Образцов.

TANAP является главным проектом Турции и Азербайджана

Второе по счету в 2020 году военное обострение в Нагорном Карабахе подняло вопросы по работе газопровода TANAP: какую роль они вместе с энергетикой играют в турецкой поддержке Азербайджана.

Строительство TANAP было закончено в июле 2019 года. По плану этот проект должен поставить газ из Азербайджана через Грузию в Турцию к ее греческой границе, где его продолжением станет строящийся Трансадриатический газопровод.

TANAP имеет мощность в 16 млрд кубов газа в год, 10 млрд кубов из которых должно оставаться в Турции, а остальное идти на экспорт. Пока поставок в Европу почти не проводится, а вот внутреннее турецкое потребление замещается с лихвой.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в середине сентября рапортовал, что Азербайджан занял первое место по газовым поставкам в Турцию. Это стало следствием открытия TANAP, поскольку ранее Баку был в Турции пятым-шестым поставщиком газа.

Из-за этого в 2019 году поставки «Газпрома» в Турцию упали на 8 млрд кубов – до 14,4-14,8 млрд кубов в год. Только на треть был заполнен «Голубой поток», а Турция впервые за 13 лет покинула тройку крупнейших покупателей «Газпрома».

Данное обстоятельство вместе с задержками по болгарскому интерконнектору привело к проблемам «Турецкого потока», который не выполняет плановых мощностей. Поэтому газопровод TANAP действительно обошелся в очень большую сумму и развязал руки турецкой внешней политике по многим направлениям.

«Главный тормоз развития турецкой экономики при многих других благоприятных обстоятельствах заключается в отсутствии углеводородов. Возможно, мы еще увидим, когда углеводороды будут заменены на чистые водороды, но пока этого нет. Азербайджан является мощным игроком на турецком рынке в плане поставок нефти и природного газа», – заключает Образцов.

Время от времени анонсируются разные проекты с участием Турции и Азербайджана. Это TANAP, а также перекачка газа с месторождений в Прикаспии вроде «Шах-Дениз», поэтому Баку с точки зрения нефтедолларов является богатым государством.

«Этим обстоятельством вызвана активность Азербайджана на рынке вооружений – запросы Баку никого не оставляют равнодушным, включая Россию. Москва имеет немало контрактов с азербайджанской стороной на поставку оружия», – констатирует Образцов.

Основные турецкие проекты в Азербайджане завязаны на энергетику. Есть и «мелочи» в лице поставок турецких помидоров. Между Баку и Анкарой происходит серьезное взаимодействие, в рамках которого TANAP является крупнейшим проектом.

TANAP не только укрепляет взаимодействие между Азербайджаном и Турцией, но и создает для них геополитические ограничения. Газопровод проходит рядом с территорией Армении, которая обладает ракетными комплексами «Искандер-Э». Из-за этого радикальные силовые действия против армянской стороны могут привести к быстрой парализации данного проекта.

Можно даже сказать, что в отношениях между Баку и Ереваном это создало особую систему сдерживания.

Между РФ, Турцией и Азербайджаном идет газовая борьба

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заметил, что на энергетический расклад новый эпизод в конфликте в Нагорном Карабахе не повлияет, поскольку данный регион не является зоной добычи углеводородов.

«Если TANAP находится рядом с зоной конфликта, то это не означает, что происходящие события как-то затрагивают этот газопровод. Все это не повлияет на энергетический расклад, сложившийся в регионе», – резюмирует Пикин.

Азербайджан преследует локальные цели, а армянская сторона не пойдет на чрезмерные ответные действия. Основной проблемой являются не текущие бои, а то, что подобное может не раз повториться в будущем.

Баку активно использует инструменты военного давления на Ереван и пользуется политической поддержкой Анкары.

«Азербайджан сегодня опережает Россию по поставкам газа в Турцию, поэтому мы с Анкарой являемся конкурентами. Турция маневрирует между различными источниками газа – у них есть «Голубой поток», «Турецкий поток», TANAP, СПГ-поставки, а еще и газопровод из Ирана. С точки зрения инфраструктуры Турция многократно обеспечена газом», – заключает Пикин.

Турция пытается выбрать самые низкие газовые цены, а с «Газпромом» Анкаре не удалось добиться компромисса, поэтому российская компания на турецком энергетическом рынке находится на третьем-четвертом месте.

«Азербайджан не обеспечивает полной загрузки TANAP, ключевым моментом которого являются не поставки в Турцию, а поставки в Европу, где цена выше и куда изначально строился данный газопровод», – констатирует Пикин.

Поэтому после открытия Трансадриатического газопровода ситуация должна вернуться на круги своя. Турции негде кроме России взять новые объемы газа в случае роста поставок сырья в Европу. На дорогостоящие СПГ-закупки в Анкаре не пойдут.

Армения находится вдали от больших газотранспортных проектов. Ее питание «Газпром» обеспечивает через соглашение с Грузией. Отсутствие дипломатических отношений не помешало Москве и Тбилиси решить данную проблему.

«Трудностей тут никогда не было, даже когда ситуация в отношениях была хуже. В этом плане энергетическая часть всегда была менее политизированной, чем на Украине. Пока стороны в Закавказье ведут именно такую политику», – резюмирует Пикин.

Вам также может понравиться